Госрегулирование, саморегулирование и надзор за микрофинансовым сектором в 2014 году.

17 декабря 2013-го года в Москве состоялась конференция на тему «Госрегулирование, саморегулирование и надзор за микрофинансовым сектором в 2014 году». Официальные лица встретились с представителями микрофинансовых организаций с целью обсуждения главных вопросов и проблем сферы как таковой, результатом которого стали интересные дискуссии, затронувшие, как проблемы актуальные и внутренние, так и нравственные.

Участниками стороны выступающей стали люди, играющие далеко не последнюю роль в сфере микрофинансирования, а именно:

  • Михаил Мамута – Президент национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР);
  • Александр Мурычев - исполнительный вице-президент РСПП, председатель Совета АРБР;
  • Святослав Федоров - начальник отдела контроля и надзора в сфере микрофинансирования Службы Банка России по финансовым рынкам;
  • Андрей Паранич – создатель проекта «Школа начального финансового образования «ФинСтарт»», Директор Саморегулируемой организации микрофинансовых компаний «Объединение МиР»;
  • Вячеслав Кузюшкин - заместитель начальника Отдела банковской деятельности Департамента финансовой политики Минфина России;
  • Расим Исмаилов - член Совета НП «МиР», эксперт в области стандартов работы с заемщиками и взаимодействия с системой Финансового омбудсмена при Ассоциации российских банков, а также коллекторскими агентствами, Исполнительный директор компании «Деньги напрокат».

Главным докладчиком минувшей конференции можно смело назвать Михаила Мамуту, который осветил множество проблем, сообщил хорошие для микрофинансовых организаций новости, а также ответил на вопросы представителей МФО. Собственно, он и открыл конференцию, сразу отметив улучшение законодательной базы для сферы микрокредитования.

Александр Васильевич отметил при этом, что за последний год инноваций на рынке микрофинансирования было действительно много и большинство из них стали реальностью на правовом уровне – это касается и поддержки программ МФО, и обеспечения прозрачности ведения бизнеса, и дополнительных инструментов, которые МФО получают для собственного развития. Также Мурычев упомянул о том, что все это стало возможным благодаря осуществлению десятилетней мечты микрокредиторов - «Закону о потребительском кредите», принятом в третьем чтении, и поправкам в действующем законодательстве.

«Я думаю, что, несмотря на все противоречия, которые еще имеют место быть в этом законе, но все-таки мы сумели, так сказать, на сегодняшний день достичь некого компромисса», - заявил Мурычев во время своего доклада.

Также Александр Васильевич отметил развитие сферы кредитования за последние годы и назвал микрофинансовые организации реальными конкурентами банковскому сектору. С юмором упомянул он о возмущении многих банкиров микрофинансовыми организациями, видимо, намекая на то, что банкам следовало раньше обратить внимание на потенциальных конкурентов, а не горевать о потере важной доли рынка. Впрочем, с его слов также понятно, что далеко не все банкиры восприняли идею микрофинансирования в штыки, начав параллельно с развитием собственных банков создавать МФО «под ними».Хорошей новостью для МФО стало сообщение Мурычева о том, что на сегодняшний день нет никакой необходимости во введении жестких нормативов для МФО – список проводимых операций достаточно короток, формула проста и понятна любому регулятору. здесь нужно смелее просто действовать, смелее вычленять все проблемы, которые сдерживают, мешают развитию рынка. Действовать, конечно, нужно сбалансировано, учитывать интересы не только собственные, своего бизнеса как такового, но иметь в виду, что все мы работаем в гражданском обществе и должны действовать в рамках закона, и быть прозрачными, и бизнес наш должен быть, прежде всего, понятен», - такое мнение высказал Мурычев о будущем микрофинансирования.

Свой доклад Мурычев завершил пожеланием, чтобы в Новом 2014-м году все складывалось благоприятно, отметив при этом, что он очень рад тому, что в 2013-м году удалось так много сделать. Поздравив коллег с наступающим Новым годом, он отправился на следующее мероприятие. Михаил Мамута поблагодарил Александра Васильевича за комплексную оценку ситуации и продолжил конференцию:

«Действительно, наверное, не самый простой момент, но с другой стороны, мне кажется, что самое главное достижение 2013-го года, если брать законодательный и вообще какой-то регулирующий аспект, состоит в том, что микрофинансовый сектор перестал восприниматься, как нечто непонятное,  а стал восприниматься, как часть финансового рынка, который находится под надзором Центрального Банка».

Огласив приблизительный порядок обсуждения вопросов в рамках конференции, Мамута перешел к самому главному вопросу на сегодняшний день – нововведениям в законодательстве. Тезисно о главном:

  1. В третьем чтении был принят «Закон о потребительском кредите», который вступит в силу 1 июня 2014-го года. Под действие закона попали все кредиторы.
  • банки, МФО. Ломбарды, кредитные кооперативы – для всех введены общие стандарты, что исключает возможность недобросовестной работы с клиентами и несоблюдение их интересов;
  • в правом верхнем углу договора теперь появится обязательная для всех крупная рамка с указанной полной стоимостью кредита – шрифт должен быть максимально возможным (есть четкие требования). Под полной стоимостью кредита подразумеваются все включенные платежи без исключения, будь-то то само тело кредита, будь-то страховка или проценты. Впрочем, тут есть нюанс – для расчета полной стоимости кредита по идее должна использоваться стандартная формула расчета ПСК. Однако она отражает отнюдь не конкретную сумму для заемщика, а максимально возможный доход по данной сделке, что Мамута считает не совсем правильным, поскольку для любого клиента такая сумма будет выглядеть, мягко говоря, странной и… невероятно большой. Поэтому он считает необходимым подумать над некой альтернативой этой формуле;
  • введен новый общий стандарт договоров: общая часть, являющая собой некий набор относительно статических правил, а также специальная/индивидуальная часть, которая может меняться в зависимости от заемщика в рамках строго определенных требований – так, например, есть перечень обязательных услуг, а есть перечень необязательных, которые до принятия закона часто становились «навязанными услугами», - новый закон это запрещает;
  • введен запрет на нерегулируемое кредитование – иначе говоря, запрет на систематическую выдачу кредитов компаниями, не владеющими специальным статусом МФО, который можно получить, лишь войдя в реестр. Дальше, в соответствии со всеми правками, работает интересная формула, которая выглядит примерно так: профессиональная выдача потребительских займов регулируется специальными законами →выдача более 4-х займов в год или выдача 1-го потребительского займа с привлечением средств считается профессиональной→профессиональные выдачи займов могут осуществлять только регулируемые организации (МФО, банки и т.д.);
  • в дальнейшем ЦБ будет осуществлять деление продуктов по процентным ставкам. В перечне параметров есть такой «вид кредитора», то есть при расчете ставок по тем или иным продуктам, будет учитываться, грубо говоря, ЦА кредитора и ее возможности;
  • законом предусмотрено обязательное участие в «Кредитном бюро» - согласие заемщика с момента вступления закона в силу не будет необходимым. Цель такой инновации заключается в том, чтобы прервать бесконечные цепочки оформлений займов «по кругу», когда клиент уже неоднократно взял деньги и не вернул их, а в «Кредитном бюро» это никак не отразилось.

        2. Были внесены изменения в «Закон о микрофинансировании», а именно новые нормы:

 

  • дифференциация ответственности за нарушения по «Кодексу административных правонарушений». Ранее для МФО использовались нормы, созданные гораздо раньше – для участников фондовых рынков, страховых компаний и т.д. Сумма штрафа была 500 000 рублей, что неадекватно для МФО, поскольку подавляющее большинство оных не в состоянии заплатить такую сумму и при этом продолжить свою деятельность, равно как и существование, в принципе. Теперь будет работать дифференцированная шкала, суммы штрафов по которой будут варьироваться в пределах 5000 – 500 000 рублей;
  • право Центрального банка исключать микрофинансовые организации из реестра за неоднократное нарушение требований 115-го закона – это «Закон о противодействии отмыванию доходов».

Собственно, на разъяснении новых норм Михаил Мамута закончил свой доклад, и часть информационная перешла в часть вопрос/ответ.

  • Неоднозначной оказалась тема кредитования микрофинансовыми организациями лиц физических без статуса ИП, берущих займ на предпринимательскую деятельность. Поднимались вопросы о возможности избегания ответственности по соответствующему закону в таком случае. Михаил Мамута высказался достаточно категорично, заявив, что прописывание различных формулировок в договоре с целью снятия ответственности с МФО является ничем иным как перекладыванием ответственности на заемщика, который, в общем-то, должен и сам об этом думать, поскольку «Закон о незаконной предпринимательской деятельности» тоже никто не отменял.
  • Евгений Бернштам, владелец «Домашних денег», задал интересующий многих вопрос о том, будут ли допущены микрофинансовые организации к более дешевому фондированию. Михаил Мамута напомнил о поправке в «Законе о микрофинансировании», в котором вводится в действие норма о выпуске облигаций с номиналом ниже 1.5 млн. и снято ограничение на требование к капиталу МФО (ранее 100 млн. рублей), что означает следующее – любая микрофинансовая организация сможет выпускать такие облигации независимо от капитала. Эта норма дает возможность доступа к фондированию через секьюритизацию финансовых активов. Это значит, что с того момента, как поправки в законы вступят в силу, можно будет выпускать облигации, которые обеспечены выданными кредитами, займами – по сути, деньгами, которые компания так или иначе получит.
  • Также прозвучал вопрос о наличии/отсутствии законодательных инициатив в плане облегчения процедуры идентификации заемщика – не всем понятна формулировка о «заверенной копии документа», удостоверяющего личность, но вероятно, всем хотелось бы упрощения некоторых процедур. Михаил Мамута заверил, что такие намерения есть, они касаются и процедуры «упрощенной идентификации» и «удаленной идентификации». Так, например, в планах установить зачет предварительной идентификации, например, в другом банке или даже у оператора мобильной связи, которую можно было бы учитывать, когда речь идет о небольших займах.
  • Обсуждался и вопрос о, так называемом, «повышенном проценте» и штрафах в случае просрочек. Варианта всего 2: законная неустойка (0.1% от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств) или договорная неустойка (не более 20% годовых - для защиты прав потребителей).

После обсуждения данных тем Михаил Мамута передал слово Святославу Федорову, чтобы обсудить вопросы, связанные с надзором.

  • Важным изменением Федоров назвал тот факт, что теперь и надзор и регулирование будут сосредоточены в рамках Центрального Банка, выделено отдельное структурное подразделение в форме главного управления микрофинансовых рынков с правами департамента. В число поднадзорных субъектов попадут как МФО, так и кооперативы (в том числе сельскохозяйственные), и ломбардные организации, и даже саморегулируемые организации. Контактные проверки (выездные) будут проводиться Главной инспекцией кредитных организаций, впрочем, теперь, в связи с расширением функций, она будет именоваться иначе, а именно Главной инспекцией Банка России. Бесконтактный надзор будет осуществляться, так называемыми, центрами компетенции (предполагается, что их будет 4), поскольку передача таких функций всем подразделениям Банка России была расценена, как нерентабельная с точки зрения недостатка ресурсов. Также возможно введение инноваций в сфере удаленного мониторинга. Также будет введена обязательная электронная отчетность.
  • Также Святослав Федоров отметил необходимость создания отдельного подразделения, которое занималось бы исследованием и анализом всех рисков – сейчас такового нет, и это плохо сказывается на развитии рынка.
  • Интересный, даже провокационный, вопрос задал Федорову один из участников конференции о возможном исключении компании из реестра за неоднократное нарушение любого норматива, даже если этот норматив не имеет никакого отношения к финансовой сфере, а является, к примеру, нарушением правил противопожарной безопасности. Святослав Федоров согласился с тем, что это действительно проблема, но поскольку уже актуально понятие существенности нарушения в плане отчетности (задержка отчетности на 1 день, прочерки вместо нулей), соответственно, есть инициативы по введению понятия существенности нарушений, не связанных с деятельностью компании напрямую. Но в тоже время Федоров справедливо отметил, что даже если речь идет о нарушении правил противопожарной безопасности, то следует выяснять в каждом конкретном случае, что это за нарушение и какие последствия оно могло за собой повлечь, потому что иногда исключение из реестра может быть очень даже оправданным и правильным решением.

Далее слово вновь взял Михаил Мамута, который решил немного приоткрыть завесу на отношения сферы микрофинансирования с Центральным Банком на сегодняшний день:

«Вообще, я хочу сказать, что у нас с ЦБ сейчас складываются крайне рабочие, крайне такие… открытые, хорошие отношения. Центральный Банк пытается создать что-то вроде открытого правительства, знаете, есть такой проект. Вот ЦБ более-менее по такому же принципу работает. У них открытость сейчас один из приоритетов и это очень хорошо, потому что это значит, что там, в основном, все решения будут приниматься путем дискуссии, а не просто директивно. И мы, в принципе, с ЦБ договорились, что раз в квартал в течение будущего года будем стараться по тем или иным острым вопросам организовывать такие небольшие круглые столы с большим акцентом именно на обсуждение. И Центральному Банку важно понимать мнение практиков – нужна обратная связь».

Также Михаил отметил, что сегодняшняя история, в которой есть место саморегулированию, должна отстаиваться изо всех сил, потому что это, прежде всего, серьезная защита от избыточного вмешательства.

«Регулятор должен регулировать только то, что нужно».

Огромным плюсом Мамута назвал то, что саморегулируемые организации в отличие от ассоциаций и самих компаний, могут общаться с регулятором на равных, отстаивать и защищать права организаций в суде, что является, по сути, очень сильным защитным механизмом.

Расим Исмаилов выступил с докладом на тему уже принятых базовых стандартов, которые были разработаны по инициативе «Объединения МиР», их формирования, особенностей и т.д.

Предпосылки к созданию стандартов:

  • Стремительный рост числа новых участников отрасли.
  • Большое количество нерегулируемых организаций.
  • Несистемный подход отдельных компаний.
  • Потребность рынка в консолидации.
  • Развитие взаимоотношений с клиентами.
  • Защита прав и интересов потребителей.

О стандартах:

  • Стандарт работы с просроченными задолженностями.

Он включает в себя следующие моменты:

1. общие принципы и правовое обеспечение деятельности;

2. требования к техническому обеспечению деятельности привлекаемых коллекторских агентств;

3. правила работы с информацией;

4. взаимодействие микрофинансовых организаций и коллекторских агентств;

5. взаимодействие микрофинансовых организаций и коллекторских агентств с должниками при востребовании просроченных задолженностей;

6. порядок рассмотрения претензий клиентов МФО.

Исмаилов отметил, что все те законы, которые создаются, чаще всего применяются и проверяются на практике – так, совместно с известным коллекторским агентством был создан интернет-ресурс, на котором потребитель может пожаловаться на действия МФО или коллекторов, если считает, что их действия не соответствуют соответствующим нормам. Для контроля исполнения стандартов была создана специальная комиссия, в состав которой вошли представители СУ и «НАПКА».

«Практически все поступившие обращения в адрес этой комиссии были успешно урегулированы, несмотря на характер вопросов», - заверил Расим Исмаилов.

По мнению Исмаилова, подобный функционал поможет снизить количество неаргументированных обращений к регулятору.

2. Стандарт работы с обращениями клиентов МФО. Он включает в себя следующее:

  • принципы рассмотрения обращений клиентов МФО;
  • порядок рассмотрения обращений;
  • особенности рассмотрения обращений о реструктуризации задолженностей;
  • особенности рассмотрения обращений о нарушении со стороны коллекторских агентств;
  • порядок рассмотрения обращений о нарушении со стороны работников микрофинансовых организаций;
  • учет и статистика исполнений стандартов работы с обращениями.

Расим Исмаилов также выразил отдельную благодарность Трубанову Александру Владимировичу за то, что, именно благодаря нему, данный стандарт получил развитие, был дописан и расширен.

Последний стандарт, по словам Исмаилова, уже давно активно применяется на практике, в частности, были созданы центры урегулирования обращений клиентов МФО. Результаты есть уже сегодня - сокращается количество негативных обращений, повышается дисциплина потребителей, получивших опыт взаимодействия с саморегулированием.

Михаил Мамута предложил Святославу Федорову высказать свое мнение по поводу данных стандартов, поскольку они были направлены в ЦБ для оценки, на что Святослав Леонидович отреагировал кратким комментарием:

« По моему мнению, одним из признаков зрелости рынка является как раз наличие подобных инициатив, направленных не просто на лабирование собственных интересов, интересов своей организации, но направленных на интересы развития всего рынка и понимание основных задач, основных проблем, желание работать на этом рынке на долгосрочной перспективе и решение вопросов, связанных как с просроченной задолженностью, так и с обращениями граждан».

Также Федоров высказал пожелание, чтобы ссылка на обязательство МФО соблюдать данные стандарты присутствовала в договорах. Михаил Мамута поддержал идею Святослава Леонидовича, найдя ее очень правильной. Также возник вопрос о двоякости понятия принятия стандартов или присоединения к ним, обязательности исполнения. Андрей Паранич дал пояснение по этому поводу, отметив, что предполагается обязательное выполнение стандартов для всех членов СРО, впрочем, и сам также отметил, что пока двоякость имеет место быть.

И, наконец, финальная часть конференции – вопросы Расиму Исмаилову:

  • Диана (компания «Займо») задала вопрос о том, есть ли некий минимальный срок для передачи дел коллекторским агентствам. Прозвучало мнение, что ограничений в этом плане нет, есть лишь вопрос цены – чем свежее долг, тем дороже его купят. Исмаилов. В свою очередь, отметил, что важно обращаться в агентства, которые соответствуют всем требованиям (в том числе по сохранности информации) и гарантируют свою ответственность.

Собственно, больше вопросов по теме не возникло, ибо доклад был достаточно краток и понятен.

Михаил Мамута дал некоторые рекомендации относительно стандартов, а именно, если есть желание, попробовать поработать с ними еще до вступления закона в силу, дабы адаптироваться и лучше вникнуть в схему работы. Относительно вопроса о компаниях, которые никак не участвуют в совместной работе рынка, не реагируют на приглашения на конференции, на нововведения и попытки ознакомить их с ними, а также на появление СРО, да и в принципе на то, что на рынке что-то происходит, Мамута высказался очень просто и в то же время достаточно категорично, отметив, что «это, безусловно, их право до тех пор, пока это не станет законом».


Читайте также: